• Версия сайта для школ и мобильных устройств
  • Центр Магеллан - Дневник и фотографии путешествия на Баджал

    Вы на странице: Дневник и фотографии путешествия на Баджал!

    Конкурс не выбран
    0

     

     

     

    Комсомольск - Баджал - Комсомольск: дневник туриста

    В марте 2008 года туристы из Комсомольска-на-Амуре провели больше недели на живописных вершинах хребта Баджал. Дневник и фотографии путешествия любезно предоставлены участниками похода для публикации на kmslife. 

    Ночь с 2 на 3 марта, 0:15

    Вот такой аномальный март-месяц в этом году! Как такое может быть: 
    - Неля, что ты руки обжигаешь, добавь снега в котел – будет теплая вода для мытья! 
    - Если бы был снег – добавила бы… 
    Или так: 
    - Витя, давай вытряхнем этот снег из шатра, а то нести тяжело будет. 
    - Зато хоть немного снега на вершину да на перевал отнесу! 

    Снега нет вообще! Нет, Вы не поняли, даже на лыжах идти не по чему. 

    Идем по руслу реки Герби до впадающей в нее речки Ярап-Макит. Русло реки достаточно большое, иди – не хочу. Но в основном выстлано оно достаточно крупными камнями-валунами, которые только слегка припорошены снегом. И лишь изредка появляются наледи, всегда с водой. 

    Выглядит все это безобразие так: вереница туристов-зимников идет в зимнюю пешку, тащит тяжеленные рюкзаки, и зачем-то еще (?) лыжи на веревочке за собой. Пока они годны только для того, чтобы ставить с их помощью шатер. А так хочется наконец-то применить их по их естественному назначению. Все ж таки надеюсь, что придет долгожданный момент… 

    Пока все хорошо, в норме. К группе особых жалоб и предложений нет (время жалоб еще не наступило). Хотя… переходы бы покороче, да передыхи бы подлиннее.  Но сама понимаю, что так мы далеко не уйдем. А идти надо, маршрут-то не шуточный! А вообще, пожелание одно есть – снега побольше, на лыжи хочется… 

    5 марта, 13:30

    Весьма правдиво когда-то было сказано, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Объясняю, к чему это я. Ничего не значит тот факт, что я когда-то была на Баджале. Это было когда-то очень-очень давно и ничего общего с этим походом не имеет. Все другое: погода, виды, команда, сама местность… Так что я считаю, что сколько ни ходи сюда – Баджал вряд ли сможет надоесть. 

    Пропустила очень важное событие (так как ночью не дежурила, не было времени написать об этом). Третьего марта мы наконец-таки преодолели препятствие в виде узкого русла Ярап-Макита, сплошь уложенного камнями и буреломами и подошли вплотную к тому месту, оттуда необходимо было начинать восхождение на Цирк – гора так называется. Как сказал Серега «Цирк «приехал», клоуны сейчас появятся. А клоуны -  это мы» - жесть, конечно, но правда. И получилась у нас полудневка: до ужина оставалось примерно часа три. Решили, что нужно заслать на тропежку самых отъявленных лосят-засланцев – Витька и Олю. Так что мы должны были пройти завтра хоть первый час – как по маслу. 

    Четвертого марта было намечено восхождение на Цирк. С собой были взяты ледорубы, кошки, немного воды и перекус (вообще-то там есть совсем не хочется, но сам факт того, что ты залез на вершинку и счифанил там свою заработанную потом пайку весьма крут). 

    Ночь с 6 на 7 марта, 2:35

    Восхождение продолжалось порядка 4-5 часов: погода идеальная (великолепная видимость, яркое жаркое солнышко и обгоревшие носы). Конечно, было тяжело (!), но то, что рождается в муках удивительно прекрасно.   Такая красотища того стоила! Мы увидели, как белоснежный «амфитеатр» горной цепочки венчает гора Цирк – и вправду как огромный круг. Очень тяжело передать это и тем не менее. Это мы видели лишь на подступах к вершине, а какой вид открылся там!.. И крутится банальная, но актуальная на тот момент песня в голове 

    «Весь мир на ладони – 
     Ты счастлив и нем. 
     И только немного 
     Завидуешь тем, 
     Другим, у которых вершины 
     Еще впереди…» 

    Под трегопунктом  соорудили небольшой тур и вложил записку с информацией о дне, условиях восхождения, о нашей группе. Высота горы Цирк – 2100 метров. 
    Остаток дня был посвящен корректировке дальнейшего маршрута, так как наш штурман и руководитель рассмотрели тот перевал, который мы должны были «взять», и он показался им не слишком удобным и безопасным. 

    Утром пятого марта прозвучал голос руководителя: «Надеваем лыжи, тормозилы вяжем сразу» - звучит как музыка. Ведь на лыжах мы толком так и не стояли за все прошедшее время похода. Ногам привычно и уютно идется по достаточно глубокому (УРА!) снегу. Цель этого дня – подойти как можно ближе к довольно-таки хорошо выглядевшему с вершины перевалу. Прошли в этот день совсем немного, но наконец-то пришлось чуть-чуть поторопить. (В прошлом году И.П. с группой этого «наделалась» сполна, а из-за малоснежности этой зимы 2008 года – для нас это оказалось весьма экзотическим занятием). 

    Пошли почти вплотную к перевалу. Витек и Серега пробили тропу почти к самому перевалу. Но восхождение назначено на шестое марта. Вечером пятого занимались кто - чем. Разумеется, само собой – обустройство лагеря, а потом все остальное, но времени оказалось достаточно и на всякие там разные личные. Подгонка кошек, вязание тормозил, подгонка лыжных креплений… А самые матерые и опытные члены команды (И.П., Дима) были заняты на первый взгляд каким-то странным занятием, словно впали в детство  - строили крепость из брусков снега. Прикольно, но на самом деле, это было придумано для того, чтобы тот ледяной ветер, который скатывался с гор не затекал под шатер. Но думаю, что народ получил от этого реальное удовольствие – игра в детство, которое было весьма продуманным – совместили полезное с приятным. Вообще, в этом вся И.П. – не может отказать себе в удовольствии – делает взрослые дела с таким увлечением, что кажется, что она – взрослый ребенок. И это на самом деле здорово! 

    Шестой день похода (уже!), и погода продолжает нас баловать. Восхождение на перевал прошло весьма успешно, но местами было так страшно. Ведь до вершины остаются какие-то 30 метров, а лыжа соскальзывает со склона  в виду того, что действие канта ослаблено из за густо намотанных тормозил, и ты можешь так легко потерять высоту, которую с таким трудом набирал. И хорошо, если только высоту… (!) 

    И опять – «…весь мир на ладони…» 

    «Это мой первый перевал» - кричу я с восторгом первым взобравшимся Оле и Диме. Приятно на это услышать поздравления товарищей. Да еще Ольга распечатывает очередной курок от своего мужа Вити. (Витя, хоть я тебя и не знаю, но обязательно хочется сказать, что ты вот такой ! молодец.) В общем, настроение эйфорическое. Серега даже сделал такой «жест», хоть слегка и непонятный для членов команды – залез на одну из ближайших вершинок и, я так думаю, наслаждался «белоснежным счастьем». 
    Как не хотелось скатываться снова вниз, но маршрут зовет продолжить путь – спускаемся в распадок, где протекает небольшая речка Урми-Макит. И остаток дня движемся по ее непростом руслу. К концу дня все ж таки Урми-Макит перестает быть капризной дамой и выпускает нас из почти непролазных дебрей. Бредем по большой наледи. Удивительное дело – почти повсеместно встречаются следы крупного копытного, скорее всего лося. Но Евгений Борисович почему-то говорит, что это подкованный (!) северный олень. Но я не могу  слишком долго умиляться этим, так как нещадно болят ноги. Мои древнейшие ботинки, которые достались мне примерно 100 лет назад от младшего брата, совсем истоптались и квадратики в подошве точно ножи-ножки в сказке Андерсена про Русалочку, с каждым шагом причиняют боль. Вот именно сейчас я должна подгонять в них новые стельки, а я занимаюсь этой писаниной. Но за этим занятием незаметно прошел час с хвостиком ночного дежурства. Кстати сказать, о команде, о ее членах я почти ничего не писала. Но на это уже нет времени, обязательно займусь этим завтра. 

    Иду, наконец, спать. Кто-нибудь, заберите у меня эту ручку, иначе я не закончу никогда!... 

    Ночь с 8 на 9 марта, 3:35

    «Поздравляю всех (?) с международным женским днем!!!» - с этих слов начался праздничный день, и поздравление прозвучало из уст Димы. На завтрак мы варили праздничную чечевицу с праздничным - таки фаршем. 

    Два слова про то, каким незавидным непостоянством отличался такой вид транспорта как лыжи этой зимой на Баджале. Утром 7 марта, пройдя достаточно большой замерзший слив, неся лыжи под мышками, мы и не подозревали, сколько раз за полдня нам придется их одеть и снять, а потом снова снять и одеть. Здорово быстро, со свистом в ушах мы промчались по наледи. А в голове одно: «Только бы подольше так, только бы не по камушкам!» Глупо было бы предположить, что капризная Урми-Макит не преподнесет нам какого-нибудь сюрприза. И вот мы (пока на лыжах), уже менее вдохновенные, пролазим, проскальзываем и просачиваемся сквозь огромные и не очень валуны на своих бедных лыжицах. Олей была сказана фраза «Если бы знали производители этих лыж, каким мощным и жестким испытаниям подвергается их продукт!» Вот тут народ впервые задумался их снять. 

    Выбравшись после первого перехода из этого беспредела, мы оказались снова на прекраснейшей наледи. И с криками «Ура!» с восторгом по ней прокатились. Но такая благополучная картина, как можно легко догадаться, продолжалась недолго. Снова камни, снова лыжи катятся за нами на веревочке, противясь конечно такому положению вещей, все время цепляются за всевозможные и невозможные предметы… Сколько раз было так, по-моему никто не смог сосчитать. 

    И лишь остановка на обед казалась спасительным оазисом, обещавшим отдых от этой каменно-лыжной маяты. Но нет. Дима сказал, что до заброски, которую мы оставили там 2 марта, осталось всего 900 метров и мы пренепременно должны до нее доковылять до обеда. А между тем, заканчивался пятый переход… 

    Зато добравшись до места обеда, все имели возможность расслабиться по-полной, так как решили, что ночевать будем именно здесь. 

    Ночь с 9 на 10 марта, 3:05

    Праздничный день наш, как было сказано ранее, начинался с обыденной и не очень вкусной чечевичной каши с фаршем. Но никаких возражений от членов команды не было – все знали, что сегодня вечером будет обязательно накрыт такой стол, что можно вообще не завтракать и не обедать. 

    Первый переход еще не успел окончится, а мы уж дошли, вернее сказать, докатились, до места заброски недельной давности. Снимаем рюкзаки и ждем Диму с Витьком, которые взялись принести продукты. Да, Дима и так выглядит весьма колоритно – высокий, бородатый (уже), а тут он появился из зарослей еще и с большим белым мешком за спиной, осталось только спеть ему песенку про Елочку – и он обязательно наградит тебя каким-нибудь подарочком. Например, очередной общественной «едой», которая обычно имеет название типа «ужин 12» или «обед 13». Мы раскидали общественные пайки (девочек, даже несмотря на такой праздник, как всегда обделили), взвалили на себя потяжелевшие рюкзаки и снова двинулись в путь. 

    Мы находились в том месте, где речка Омот-Макит, которая вытекает из озера Омот, впадает в реку Герби. И как следствие, здесь весьма логично «расположилось» огромное количество наледей, которые вдобавок ко всему еще и мокрыми оказались. Пройдя немного по этой ледяной жиже, было решено свернуть в лес, выйти на тропу, которая прямиком приведет нас к месту нашей ночевки – Омотовской базе, которая располагалась на озере Омот. 

    Почти сразу, как мы вышли на тропу,  встретили наших друзей, которые все это время жили и бродили в окрестностях Омота. В народе они ласково зовутся «уродами», и возглавляет эту уродскую шайку муж ИП – Щеглов Юрий Альбертович. Обменявшись приветственными объятиями и восторженными восклицаниями, поздравляем друг друга с праздником. Подробно расспрашиваем, как прошло восхождение на гору Улун. Оказалось, что часть их команды покорила еще одну вершину – гору Наташу. Да, восхождение на Улун у нас еще впереди, а ребята уже на пути домой. Желаем друг другу удачи и прощаемся. 

    А наш путь продолжался – через лесные чащобы, периодически выходил на Омот-Макит, затем снова в лес. И, разумеется, лыжи все это время путешествовали на нас. Шли без обеда и в часов пять были на месте. Кстати сказать, появление этого озеро было несмотря ни на какие ожидания, весьма неожиданным: как оно, такое огромное, очутилось здесь, в самом сердце Баджальских гор? Поистине, Мать-Природа – уникальный и непредсказуемый Творец! 

    Остаток дня прошел, словно в сказке. Правда ИП пыталась нас, ошалевших от местных видов, от самой базы, от предвкушения мытья в бане и вечернего праздника, всячески загрузить разными поручениями. Но у нее это как-то не совсем получалось. Мы все равно бродили среди базовских домиков, и не могли поверить, что такое может быть. 
    8 марта еще никогда не было так прекрасно в моей жизни, как в этом году. Прекрасная баня после 7 дней обливания потом (да и вообще после 7 дней…), прекрасный стол из всяких там вкусняшек в виде мороженого ананаса, таких же мандаринов, сыра, колбасы, торт из копченой грудинки (Витек таранил целый килограмм этого яства целую неделю!), сладости …, отличные посиделки, а потом еще и курс массажных обалдеваний. Был, правда, кое-какой нюансик. Серега, не предупредив никого, сказав, что пойдет прогуляться, залез на Наташу (как пошло бы это не звучало). За что ему «намылили шею», не посмотрев даже на то, что настроение у счастливого Сереги, победившего Наташу, было мягко говоря, поднятым. 

    9 марта мы отсыпались, поэтому вышли в этот день с базы около 11 часов. В этот день планировалось дойти до подножия горы Улун и затабориться. В принципе, намеченное расстояние было не велико, но путь проходил через огромную морену, затем по распадку и отсутствие тропежки полностью компенсировалось обилием других препятствий. У подножья Улуна мы были часа в два. Солнышко, которое так щедро дарило нам свое тепло, забило на нас, да и вообще погода  испортилась совершенно. И тут случилось чудо. Пошел такой сильный снег, какого еще здесь наверняка не бывало. «Ливневые осадки» - так назвал все это действо Дима. Я была в восторге от такого обильного снега, вот если бы еще и ветра не было… Разумеется, некоторые стали поговаривать о невозможности завтрашнего нашего мероприятия – восхождения на Улун. Время покажет, но прийти сюда, подойдя к нему так близко и не взобраться было бы просто очень обидно. 

    Предполагалось, что ночевка будет холодной, так как при активной топке печки, снег, который падал на крышу шатра, начинал таять, и все в шатре становилось мокрым. Но когда мы залезли в шатер и тут и там -   повсюду уже были лужи, а по стенкам текли ручьи. Прикольно, спишь, а тебе в открытый рот капает вода… 

    В ночь с 12 на 13 марта. В поезде

    Утром 10 марта, когда я вылезла из мокрого шатра, я (удивительное дело) увидела горы, несмотря на то, что действие происходило именно в горах. Просто из-за вчерашней метели и снегопада видимость не превышала 2-3 метров. И сегодня солнышко открыло нашему взору прекраснейшую картину – огромный цирк Улуна, вершины, которые окаймляли его… Даже не верится, что вчера  была такая круговерть, а сегодня природа смилостивилась над нами – и мы все таки собираемся совершить восхождение на легендарную Баджальскую вершину. 

    Подъем занял у нас 2-3 часа и оказался намного легче, нежели подъем на Цирк. Но гораздо разнообразнее в смысле различных видов «транспорта», которыми нам пришлось воспользоваться: подходили к Улуну на лыжах, на вершинку поднимались на кошках (в первый раз за весь поход встали на них), а вниз, когда опасный «кошечный» участок был уже пройден – кто на лыжах, кто на ногах, а кто на пятой точке. 

    Это восхождение тяжело далось нашему завхозу Лехе Просоловичу – он поднимался на гору с температурой и ему пришлось не сладко. Но он большой молодец и не повернул назад даже тогда, когда стало совсем плохо и совершил восхождение вместе со всей командой! Молодца! 

    Остаток вечера был посвящен разговорам о том, какое восхождение было более сложным, интересным, какая из гор была более красивая и все в этом духе. Мнения были разные. Скажу только, что при восхождении на Цирк, погода стояла исключительно солнечная, некоторые даже умудрялись там загорать, подставив свои пузики ласковому солнышку. И поэтому с Цирка все просматривалось исключительно прекрасно. А когда мы залезли на Улун, солнце скрыла какая-то мгла и от этого открывшиеся перед нами пейзажи казались какими-то нереальными, космическими. Так что спорить, где было лучше, невозможно. И там и там было красиво, но по-своему. 

    Выход наш был намечен на 13 марта, то есть в этот день быть в городе. Если честно, то сердце давно тосковало по родным, и сжималось от тоски лишь только при мысли о том, как сладко сжать в объятиях своего сыночка и услышать от него «Моя любимая мамочка!». Да и все чаще и чаще все разговоры у костра сводились к «… я бы сейчас … съел бы с огромным удовольствием, а еще … вопил бы! Да!.. А ты?» «А я бы …» и так далее. Любая тема сводилась на гастрономическую. Хотя надо отметить, что кормили нас просто на убой – если бы так усиленно мы не расходовали получаемую энергию, то с Баджала мы скатились бы как те колобки. Надо отдать должное нашему завхозу – рис с кальмарами, борщи, «толченная» картошка с мясом, сало, колбаса и пр. и пр.  Но все же хотелось чего-то, чего у нас не было. Ведь так бывает всегда. К чему это я? Ну да – просто всем хотелось уже домой, ведь подходила к концу вторая неделя наших странствий по Баджалу. 

    Чтобы выйти в город к намеченному сроку, нам необходимо было изрядно полосячить – за 2 дня пройти порядка 60 километров. И 11 марта, когда все уставшие, с автоматически передвигающимися ногами в 19 часов вечера мы наконец-то скинули свои рюкзаки, я подумала, а потом озвучила такую мысль: «Подумайте только, а ведь сегодня утром мы были у подножья Улуна, а сейчас – в месте первой ночевки!» Но завтра мы должны были пройти еще больше и поэтому никто не расслаблялся. Но меня эта мысль (про те еще непройденные километры) приводила в ужас – мои инквизиторские ботинки (см. выше) совсем износились, не давая моим ногам никакого шанса на то, что они прийдут домой здоровыми – на месте старых мозолей, которые еще толком не успели зажить начали образовываться новые, кое-где с кровью. Да, завтра меня ждет испытание ого-го какое. 

    12 марта мы вышли очень рано, чтобы успеть пройти намеченное расстояние и выйти на станцию Герби в срок прихода поезда. Все оказалось не таким ужасным, как видилось вчера. Мы шли по руслу реки и очень часто попадались наледи. А передвигаться по ним было просто удивительно легко и просто – от ветра слезы набегали на глаза. Но к концу дня, когда уже чувствовалось приближение цивилизации, мои истерзанные ноги совсем не хотели идти. Пришлось снять ботинки и лыжи,  переодеться в мягкие гамаши и идти пешком. Но это казалось такой мелочью, ведь завтра утром мы уже будем дома! 

    И вот мы уже в поезде и стук колес мерно отсчитывает километры, приближая нас к дому. В такие минуты понимаешь, за что была написана песня «Ода плацкартному купе». Отмечаем конец похода бутылочкой живого пива, купленной в поселке. И тут происходит чудо – оказывается у каждого за эти две недели накопились свои курки – волшебные пакетики, куда укладывалась вся еда, несъеденная с текущего приема пищи. Надо сказать, что народ у нас оказался очень запасливы. Самым большим волшебный пакетик оказался у Ирины Павловны. 

    Утром 13 марта, рано проснувшись, я обнаружила за окном тоскливую картину – пасмурное небо, тоскливые серо-коричневые цвета. По мере того как приближались к городу – обилие разного рода мусора – снег давно в городе стаял и обнажил все то, что было скрыто снежным покровом. Боже, как не хочется в город! Хочу обратно в горы, где царствует Природа и устанавливает там свои законы чистоты, гармонии и порядка. 

    Но ничего не поделаешь – пришла пора прощаться, как в той песне «Все кончается, кончается, кончается…» Греет только одно: когда вновь наступит зима – горы снова будут ждать нас с распростертыми объятиями! 

    А Вас? Присоединяйтесь!