"В каждом ребенке есть солнце, только дайте ему светить!" Сократ
ОЛИМПИАДЫ И КОНКУРСЫ ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ

Добро пожаловать на наш сайт!

Конкурс не выбран
0
Главная » Статьи » Свободная тема



От Порт-Артура до Портсмута и обратно

Порт Артур…Свой стремительный рывок в конце XIX века — из средневековья сразу в эпоху научно-технического прогресса Япония начала с грабежа Кореи и Китая. Бедная природными ресурсами, но берегущая традиции упорного труда, «страна восходящего солнца» за каких-нибудь несколько десятков лет превратилась в государство с могучей промышленностью и первоклассными вооружёнными силами. Самурайские правила не допускали приоритета «белых» наций в восточных делах. Столкновение с русскими, занятыми освоением своей естественной тихоокеанской границы, становилось неизбежным. Особенно, при щедрой иностранной помощи.

 

Император Николай II видел будущее России на Востоке. Что не означало забвение интересов в Европе, но свидетельствовало о перегруппировке сил: опираясь на Сибирь, страна становилась несокрушимой. Посреди огромных пространств возводились железные дороги. Великая Сибирская магистраль возглавляла целый список новых дорог: Амурской, Тюменско-Омской, Южно-Сибирской, Оренбургско-Ташкентской и многих (!) других. По миллиону человек в год переезжало из европейской части страны в азиатскую. За счёт казны переселенцы получали землю, скот, посевной материал. Сибирское крестьянство давало хлебные избытки в сотни миллионов пудов. Стали легендой и фактором мировой экономики — сибирские «сливочные» эшелоны, вывозившие масло по новым дорогам на экспорт, и позволявшие получать по 23−25 млн. «масляных» рублей в год, сумму — сравнимую с военно-морским бюджетом Японии в начале XX века. Известны случаи подкупа железнодорожных чиновников с целью остановить победное шествие сибирского масла в Европу, и не только масла…

 

Южная ветка сибирской магистрали вела в Порт-Артур, — открытый, незамерзающий порт, взятый в аренду у Китая, — свободное от «удавки» проливов и льдов — «окно» в океан, географически зеркальное Санкт-Петербургу. Вековая мечта страны, расположенной на побережье Ледовитого океана (взгляните на географическую карту), — свой порт на теплом море. Порт-Артур из скромной бухты стал мощной военно-морской базой, где находилась русская тихоокеанская эскадра. Корабли могли ремонтироваться и снабжаться на месте. На берегу теснились бесконечные склады, ремонтные мастерские, целые кварталы новых городских домов. Дороги, причалы, электростанции, телефонные узлы, арсеналы, штабы, доки, госпитали, школы, рестораны. Казармы, похожие на дворцы. Над городом реяли Андреевские флаги, порядок поддерживался русской полицией, письмами занималась русская почта. Появились свои дачи. В китайской пыли ходили русские куры и если бы не косицы местных работников-китайцев Артур, пожалуй, мало чем отличался бы от Одессы или Севастополя. Прибавьте новый железнодорожный путь, с обслуживающим хозяйством и персоналом… И всё это за ничтожные сроки. При этом никаких новых налогов, никаких перекроек бюджета страны. Словно Россия была давно готова к заботам об этих новых землях и городах… Императорским указом 12 июня 1900 г. отменялась ставшая притчей во языцех сибирская ссылка. Это была мера предохранения ценных земель от «засорения» преступным людом. Ссыльные уже были «не достойны» отбывать каторгу в Сибири и отправлялись дальше, на Сахалин. Немаловажно и то, что Сибирь стала самой русской территорией России. Русских в Сибири проживало 91,18 процента (в Европейской России — 83,66%)… Пройдёт всего неполных сорок лет, и сибирский «резерв» ляжет тяжёлой и спасительной гирей на зыбкие весы величайшей из войн…

 

Страна самураев никогда не решилась бы на войну с Россией, если бы не кредиты и не прямое подталкивание к развязыванию боевых действий со стороны Англии и США. «Борьба Японии за свободу"(!) — так называлась еженедельная иллюстрированная летопись боевых действий, издаваемая в Лондоне. Президент США Теодор Рузвельт «на всякий случай» даже предупредил Германию и Францию, что если они попытаются выступить против Японии, он немедленно встанет на её сторону и пойдёт так далеко, «как это потребуется». По иронии судьбы, другой президент США, с такой же фамилией, вынужден был оценить 6 декабря 1941 г. — черный день Пёрл-Харборской катастрофы — насколько «далеко» в своё время зашел его предшественник.

 

Причины войны объяснялись стремлением мировых держав остановить национальный экономический рост русского государства. Только этим. Простую суть первопричины кровопролития пытались и пытаются исказить. Вспоминают так называемую «авантюру» с лесными концессиями на корейской реке Ялу. Примитивная история кочует по изданиям, поддерживая пропагандистский образ «корыстного царя и его клики», стремящихся к колониальным захватам. Лесные концессии в Корее… Ладно бы представляли интерес для алчущих древесины европейцев, но Россия? Зачем корейские лесоповалы русским, живущим посреди лесного океана, располагающим таким бревенчатым «космосом», как Архангельск? Какая выгода от корейских зарослей императору величайшей державы? Пожалуй, и адмирал Алексей Абаза, и статс-секретарь Александр Безобразов, действующие лица русско-корейских «деловых контактов», не были ангелами, но в энергии и сметке им не откажешь. А разве казачьи ватаги Дежнева и Хабарова состояли из деликатных и осторожных дипломатов? Влезать так влезать. Русские «лесорубы» в корейских лесах носили на плечах погоны. О коммерческих успехах «концессионеров» слышно не было, зато появились точные карты местности, и не только карты, но и оборонительные позиции. Река Ялу — граница между Кореей и Манчжурией.

 

Приписав Николаю II слова его министра внутренних дел В.К. Плеве о полезности «маленькой победоносной войны», и по сей день иллюстрируют «агрессивность» России по отношению к Японии. Но слова министра не могут быть приравнены к словам императора. Впрочем, этот обман, больше похожий на провокацию, свидетельствовал о новом витке и новом качестве международной пропагандистской войны, творцы которой не гнушались никакими средствами. Общественному мнению навязывали абсурдный вывод о том, что после слов о «маленькой победоносной» вина России и её императора в развязывании войны доказана! Что же касается Плеве, то причиной его не совсем удачного высказывания была разгоравшаяся внутрироссийская смута, прекратить которую доступными ему средствами министр не мог. Разорванный бомбой революционного террориста, В.К. Плеве погиб в июле 1904 г.

 

Япония безупречно точно выбрала момент для нападения на Россию. «Было бы лицемерием упрекать её за то, что она преследовала с железной последовательностью свои цели, но в то же время следует признать, что в конфликте 1904 г. она и по существу, и по форме была нападающей стороной. Россия могла бы избежать борьбы только путём капитуляции, путем самоустранения с Дальнего Востока. Никакие частичные уступки — а их было сделано много, и в их числе была задержка отправки подкреплений в Манчжурию — не могли не только предотвратить, но и отсрочить войну», — писал известный историк Сергей Ольденбург. С Японией и поддерживающими её державами, по сути, сражалась отдалённая русская область, отрезанная от метрополии тысячами вёрст. Как не спешили, сибирская железнодорожная магистраль оставалась недостроенной. В самый напряжённый период войны Россия могла использовать не более десятой части своих вооружённых сил, большей частью — резервистов, в отличие от японцев, которые подняли под ружьё все свои острова.


…Подтверждением неизменности территориальных притязаний Японии служит укрепление японцами после 1905 г. «своей» половины острова — Южного Сахалина, по-японски — Карафуто, превращение его в крепость. Богатства Сахалина — уголь, лес поехали в Японию. Строились военные порты, линии связи, взлётно-посадочные полосы. Похожие события происходили на Курильских островах. Именно на островных аэродромах базировались японские самолёты, в декабре 1941 г. разгромившие американский флот в Пёрл-Харборе. Точно такая же судьба ждала бы Приморье, Амур и Уссурийский край, достанься они японцам. Вот выдержка из «меморандума» генерала Танаки, главы кабинета министров Японии: «Для того, чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай… Имея в своём распоряжении все ресурсы Китая, мы перейдём к завоеванию Индии, Архипелага, Малой Азии, Центральной Азии и даже Европы… В программу нашего национального роста входит необходимость вновь скрестить наши мечи с Россией… Пока этот риф не будет взорван, наше судно не может пойти быстрее».

 

В 1931 г., претворяя в жизнь эти идеи, Япония захватывает Манчжурию. Внутри Японии «бешеные» политические силы сменяют «умеренных». Роль катализатора играют молодые офицеры национал-социалистического типа. В военном руководстве набирает силу «токийская группа», считающая Россию единственным и настоящим врагом Японии. На территории Маньчжурии создаётся крупнейшее военное соединение, направленное на Советскую Россию, — Квантунская армия. На границе начинают полыхать сотни боёв, из которых обычно вспоминают сражения у озера Хасан в 1938 г. и у реки Халхин-Гол в 1939 г. — полномасштабная война, четырёхмесячная, яростная и кровопролитная. Японские военные координируют свои действия с Гитлером, ведя азартную и опасную игру, «боясь опоздать на автобус», это такой самурайский юмор. План совместной с Германией войны Японии против России носил название «Кантокуэн». Он предусматривал разграничительную линию с немецкими войсками — меридиан Омска, требовалось дождаться «только» взятия гитлеровцами Москвы…

 

Полезно посмотреть, кто принял на себя самый отчаянный удар гитлеровской бронированной машины, когда в нацистские бинокли были видны московские улицы. Лучшие сибирские и дальневосточные части! Волоколамское шоссе держала 16-я армия Рокоссовского, сформированная в Забайкалье. У Солнечногорска закрывала Москву морская пехота Тихоокеанского флота. 32-я сибирская дивизия Полосухина сражалась на Бородинском поле с отборными танковыми частями СС. Как свидетельствует военный историк Кавад Раш: «Не припомню, была ли под Москвой сибирская дивизия, которой не пришлось бы драться почти до полного окружения, доводя своим упорством противника до бешенства и отчаяния… Отброшены были все нормы, кодексы и правила. К Москве рвался немецкий мещанин-параноик…Шла война на истребление. Гитлеровцы опасливо приметили сибиряков и стали интересоваться какие части им противостоят…». Потом фельдмаршал фон Бок скажет, что ему не хватило «последнего батальона», чтобы взять Москву. Вот они, — подвиги успевших повзрослеть детей русских переселенцев в Сибирь, сохранённая и накопленная на Востоке сила страны, спасение державы. А заводы, эвакуированные за Урал? А мощь сибирских металлургических гигантов, а уголь и хлеб, железные дороги и порты? Что стало бы с ними, сбудься японские планы в 1904—1905 гг.… Спустя сорок лет, из Европы на восточные рубежи вернулась победоносная армия и японская квантунская армада была разбита за несколько недель…

 

В 1935 г. в японском посольстве в США состоялся любопытный разговор (цит. по книге Э. Захариас «Секретные миссии», М., 1959). Действующие лица: Эллис Захариас (американская военно-морская разведка), Такэми Миура (первый секретарь посольства Японии), полковник Мацумото (военный атташе).

 

Прямая речь:

«Захариас: — Давайте обратимся к 1904 году. Я уверен, вам известно, что в это время США испытывали к Японии самые дружеские чувства.

Миура: — Да. Это верно.

Захариас: — Интересно, знаете ли вы, что эти чувства однажды спасли Японию от очень серьёзного затруднения, более того, от значительных материальных потерь… Когда русско-японская война приняла широкий размах, президент Теодор Рузвельт понял, что Япония недооценила связанный с ней риск, рассчитывая, что она продлится всего несколько месяцев. А так как Япония не подготовилась к затяжной кампании, то не могла продолжать боевые действия… Война для Японии достигла критической точки. Продолжайся она ещё три-четыре месяца, Япония израсходовала бы свои ресурсы и погибла. Полковник Мацумото, вы помните обстановку, верно ли я её обрисовал?

Мацумото: — Совершенно верно"…

 

По словам Захариаса, «такое мнение о ходе русско-японской войны было у нас общепринятым, здесь мне впервые удалось получить от японца, причём — военного, подтверждение, да ещё в присутствии группы японских дипломатов».

Современный исследователь Б. Галенин комментирует это так: «…Япония к моменту ещё только просьбы о мире стояла на пороге гибели».

К маю 1905 года «Страна восходящего солнца» оказалась не способной продолжать войну. Самураи попросту выдохлись. И сами попросили мира, вынужденно прибегнув к помощи американцев. В телеграмме от 18 мая 1905 г. министр иностранных дел Японии барон Комура предписал посланнику в США выразить американскому президенту Т. Рузвельту «…надежду японского правительства, что… президент найдёт для себя возможным немедленно и всецело по своей инициативе пригласить обоих противников встретиться для непосредственных переговоров».

 

К этому времени на Сипингайских высотах в Манчжурии стояла миллионная русская армия, великолепно снабженная и готовая к наступлению. Теперь это была отборная армия, силы которой непрерывно увеличивались. На фронте долгие месяцы затишья, враг оставил саму мысль о новых штурмах. Сибирская магистраль резко увеличила свою пропускную способность, обеспечивая необходимый подвоз резервов. Несмотря на сдачу героического Порт-Артура и трагедию Цусимы, никакого уныния в русских армиях не было. В отличие от японцев, которые заставляли в 1905 году воевать своих детей и стариков.

 

Страшный вид сжигаемых десятков тысяч трупов убитых под Порт-Артуром японских солдат, пожизненными кошмарами отзовётся в сознании впечатлительных островитян… Подписанный в сентябре 1905 г. в американском городе Портсмуте мир привел к следующим результатам для России: потеря половины Сахалина, оставление русскими Южной Манчжурии и Южно-Китайской ветки железной дороги, Квантуна с Порт-Артуром, невмешательство в корейские дела, оплата содержания пленных, явно безбожно завышенная.

 

Первоначально японские требования включали и срытие укреплений Владивостока, и запрет держать военный флот в дальневосточных водах, и выдачу кораблей стоящих в нейтральных портах, и весь Сахалин с прилегающими островами, и главное — контрибуцию в один миллиард двести миллионов золотых рублей, так потребную для «полудохлой» японской экономики и подготовки новых войн. От всего этого пришлось отказаться ради немедленного окончания войны. Есть свидетельства о неблаговидной роли американского посла в Санкт-Петербурге Майера, фактически взявшего на себя роль японского шпиона и срочным телеграфом передавшего японцам оговорку русского императора о южной половине Сахалина в качестве последней уступки. Как показали последующие события, вполне можно было обойтись и без такого подарка. Остроту ситуации придавал факт японской оккупации всего Сахалина. Русский царь твёрдо держался позиции: ни копейки контрибуции, ни пяди земли… Но Соединённым Штатам очень хотелось уступок со стороны России. Их президент Т. Рузвельт бомбардировал Николая II телеграммами, требуя согласиться на японские условия и намекая на новые угрозы. В России разгоралось пламя революции.

 

ВиттеРусскую делегацию на переговорах в Портсмуте возглавлял С.Ю. Витте. Вот «торжество дипломатии» — за подписание мира Витте получил от императора графский титул и впоследствии именовался остряками не иначе, как граф «Полусахалинский». В храмах всех конфессий служились благодарственные молебны, мировая общественность приветствовала достижение мирных договорённостей. Но Николай II пишет в дневнике 17 августа: «Ночью пришла телеграмма от Витте, что переговоры о мире приведены к окончанию. Весь день ходил как в дурмане».

 

В армии неожиданное известие о заключении мира вызвало глубокое разочарование. «У нас украли победу» — говорили солдаты. Свежеподписанный мирный договор назвали «позорным». Но то, что творилось после Портсмута в Японии, иначе как истерикой не назовешь. Города покрылись траурными флагами, на улицах стали воздвигать баррикады, возникли пожары. В Токио правительство было вынужденно объявить военное положение. Были убитые и раненые. Так победу не отмечают…

 

По авторитетному мнению современного российского эксперта-международника Валерия Глушкова: «В Портсмуте подписали мирный договор, прекращающий кровопролитие на определённых условиях, а вовсе не акт о капитуляции». После окончания войны Россия осталась великой державой на Дальнем Востоке.

 

Итоги войны 1904−1905 гг. кардинальным образом повлияли на ход дальнейших мировых событий. Россия сохранила в неприкосновенности Сибирь и Приморье, которые продолжали интенсивно развиваться. «Страна восходящего солнца» на значительный период времени отказалась от завоевательных планов. Экономику страны подавлял огромный внешний долг. Усиливалась социальная напряженность, вспыхивали бунты и забастовки. Никогда ещё Япония не знала таких потерь. Произошел переворот и в настроениях японцев — «партия войны» оказалась вне закона… Только в конце двадцатых годов XX века в Японии начнётся подготовка новой агрессии, возникнет союз между японскими «ультра», армией и крупнейшими торгово-промышленными монополиями.

 

…Выполняя взятые на себя союзнические обязательства, в августе 1945 г. советская армия вошла на территорию оккупированного самураями Китая, освободила Манчжурию, север Кореи, Южный Сахалин и Курильские острова. Впечатляющим было возвращение в легендарный Порт-Артур.

 

В считанные недели самая мощная за всю историю Японии сухопутная военная группировка — Квантунская армия — перестала существовать. Тем самым, Советский Союз — в зените своего могущества — подтвердил право на участие в переустройстве не только европейской, но и дальневосточной карты мира. 2 сентября 1945 г. на борту линкора «Миссури» в Токийской бухте, в присутствии представителей: СССР, США, Китая, Великобритании, Франции, Голландии, Канады, Австралии и Новой Зеландии Япония подписала акт о полной и безоговорочной капитуляции, обозначавший демонтаж всего самурайского государства и прекращение действия ВСЕХ ранее заключенных японцами международных договоров, в том числе и Портсмутского. Вторая мировая война стала достоянием истории. И тем не менее. С поразительным упорством японцы требуют у России Курилы, для начала ближайшую к ним гряду из четырёх островов. Японские политики ежегодно посещают храм Ясукуни — великий символ, самурайскую святыню, где, верят японцы, живут души погибших воинов, в том числе тех, кто осуждён международным трибуналом. В кабинете начальника Управления обороны Японии висит карта, где граница между Россией и Японией проходит по Сахалину. У японцев не бывает небрежных случайностей. Самый крохотный букет способен пробудить в душе японца кружева утончённой философии. Карта на стене в кабинете японского военачальника — это подтверждение официальной японской политики теперь уже в XXI веке. Но воды Великого океана не забыли флага св. Андрея Первозванного. Флагман русского флота, гвардейский ракетный крейсер, носит гордое имя — «Варяг»…

 

…30 сентября 2015 г. новейшая атомная подводная лодка стратегического назначения проекта «Борей» «Александр Невский» вошла в состав Тихоокеанского флота, совершив переход от берегов Кольского полуострова к причалам Камчатки. В 2016-м году к ней присоединится ещё один «Борей» — подлодка «Владимир Мономах». По словам главкома ВМФ России, адмирала Виктора Чиркова: «усиленно достраивается очередной «Борей» — «Генералиссимус Суворов».

Эскадра возвращается.

 

https://verticalgarden.ru/vertikalnoe-ozelenenie/ портал о вертикальном озеленении.



Источник: http://svpressa.ru/post/article/133924/
Категория: Свободная тема | Добавил: Obrazovanie (07.02.2017)
Просмотров: 266 | Теги: порт артур, история, Россия, война, Япония | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar